Top.Mail.Ru
Хорошая литературная тренировка и отдых - монофон
19 марта 2010 в 11:01

Хорошая литературная тренировка и отдых - монофон

Чтобы отдохнуть от напряженной работы можно поиграть в монофоны — сочинения на одну букву. Очень освобождает напряженые мозги — проверено. Интересно одному и весело в компании, когда можно придумывать сюжет и называть по одному-два слова. Представляю Вам на суд два моих монофона и предлагаю поделиться своими. А уж если поэтический монофон — о это высший пилотаж. Помните: «Кот — каверзник коварный, кибэротоман…» и так далее.

Монофон «М»
Мария Михайловна Милюкова меланхолично мечтала о море. Мысли многоногим муравейником мчались на Мильонную к Марку Моисеевичу Морозову: «Милый, милый!» Многие молодые мужчины мозолили мостовую у мезонина Маши, но матушка мрачно мучила и молила молчать. «Моё мнение — у Максима Матвеевича Митина мхатовская, мольеровская мина, маяться с ним муторно до маразма».
«Можно в марте или в мае махнуть в Москву или в Милан! — Мило, мило…, а матовый маникюр мыть молочным мылом манерно». Младшие малыши мусолили малиновый мармелад, мутузили мячик, метались с метелкой и мешали мимолетным Машиным мечтаниям. «Мания модельеров на мантильи из модерного муслина и мадепалама – это мерзко, но модно. Модистка маркизы Меньшиковой — Марфа из Могилёва (в минувшем — марьяжная мамзель) могла бы миновать мораль маркитантки да мощи маловато, милочка…». Миндальный мусс с мороженым в мисочке медленно мок и моцерировался. Мурзик мурчал м-р-р-р-р, Макар – мамин «метрдотель»,— мешал макароны, минуты мотались за маятником, Моцарт на многострадальной мандолине минором магически мерил мироздание. «Мне бы мазурки … или маленькую мимозу, или хоть мадеры…» Мороз метелью мордовал мир. Мелодраматичная мутная морока… А Мраморное море медленно мимо, мимо…

Монофон «П»
Послушайте печальную повесть. Повесился поручик Перфильев. Почему? Повздорил с полковником Петраковым, плюнул ему на портупею, пошел пить, да пьяным падая и переломал, придурок, все пальцы. Из полка погнали. Поручик Перфильев подрядился продавать помидоры. Петру Поликарповичу Перфильеву пошлости противны, ему бы петь да плясать, а тут – помидоры. Просто плевать Петру Поликарповичу на премудрости прошлых перемен. «Это пусть профессора придумывают процессы да причины, а нам впору помидорами пробавляться». Проторговался на Привозе, да под прилавком и последние пятерочку с полтинником прикарманил на пиво с приятелями. Подруга Петра Поликарповича – противная,, с пестрым подбородком, плешиной и перхотью, потная Пелагея помучилась-помучилась и пошла в полицию, да просчиталась – попёрли ее пинками или «попросили пройти», не послушали! А Петр Поликарпович был пойман, побит подельниками, просил пощады. Полз по-пластунски под просевшими пролётками по Приморскому проспекту до парадного подъезда и плакал. Приполз, помолился и повесился.

4349
Комментарии (2)
  • 19 марта 2010 в 12:02 • #
    Евгений Заикин

    Добрый день, Марина!
    Здорово, мне понравилось! С удовольствием почитал... надо продолжать этот прекрасный буквенный монофон!
    С уважением, Евгений!

  • 19 марта 2010 в 12:36 • #
    Марина Холкина

    Здравствуйте, Евгений!
    Спасибо за отклик! Мы тут сидели у друзей за чаем и хозяин сказал: "Хочу холодного холодца, хрустящего" - хозяйка продолжила - "Да с хренком!" - и все рассмеялись. Так что милости прошу со своим монофоном. Только начните, а там он сам "поведет" Вас. Можно писать коллективный монофон. А еще можно взять ту же букву и сочинить совершенно другой сюжет и будут совсем другие слова. Вот реальное измерение нашего словарного запаса. (Пока я еще не трогала словари, Слава Богу!)