Почему "Булава" не полетит никогда

Почему "Булава" не полетит никогда

Загнанную лошадь пристреливают. Не так ли?
В условиях кризиса проекты без будущего подлежат секвестру.

В канун Дня Космонавтики 8 апреля с.г. в Московском институте теплотехники (МИТ) прошло закрытое выездное совещание экспертного совета по проблемам законодательного обеспечению развития оборонно-промышленного комплекса при председателе Совета Федерации.
Директор и генеральный конструктор МИТ Юрий Соломонов в очередной раз проинформировал аудиторию об утрате технологических возможностей предприятиями кооперации по производству уникальных материалов, необходимых для изготовления баллистических ракет,— основы группировки стратегических ядерных сил России наземного и морского базирования на ближайшие десятилетия.
Совещание приняло ряд рекомендаций по господдержке и стимулированию отечественного ОПК: освоению оборонными предприятиями импортозамещающей высокотехнологичной гражданской продукции, уменьшению налогового бремени модернизации и технического перевооружения производства, упрощение налогообложения поставок продукции предприятий в рамках одной интегрированной структуры, создание механизма бесперебойных поставок сырья, материалов и комплектующих частными контрагентами-монополистами.
Правительство РФ, в свою очередь, должно восстановить и наращивать производство компонентов, необходимых для создания оружия и военной техники. Предлагается запретить законом «О государственном оборонном заказе» предприятиям всех форм собственности сворачивать оборонное производство.
Для действенной помощи оборонным предприятиям и ответственности за выполнение гособоронзаказа председатель Совета Федерации Сергей Миронов считает необходимым воссоздать Министерство оборонной промышленности.
Однако временной горизонт выполнения этих предложений лежит за «ближайшими десятилетиями» группировки стратегических ядерных сил России, а использовать административный ресурс для сохранения устаревших технологий производства в «жизненном цикле» губительно для качества оружия и ОПК в целом.
Можно провести параллель между историей МИТ, создавшим комплекс ОТР «Темп С», и его американским визави – «Мартин-Мариеттой» — автором подвижного тактического ракетного комплекса «Першинг»,— главным подрядчиком при разработке с нуля стратегической МБР МХ стационарного шахтного и подвижного наземного базирования. Его субподрядчиками были разработчики тактического («Рокуэл интернешнл»), и стратегического ракетного оружия («Боинг» и «Локхид»).
Когда выяснилось, что технический уровень огромной ракеты близок к Першингу, а подвижный вариант не лезет ни в какие ворота, американцы решили избавиться от «Пискипера» по ковбойски: пристрелить загнанную лошадь. Однако и здесь они, по Гиляровскому («Москва и москвичи»), наменяли пятаки на полушки и подняли ММ на пьедестал победителя в гонке стратегических ядерных вооружений.
С этой целью американцы не прекращали будоражить умы высшего руководства СССР фантастическими проектами из журналов с глянцевыми обложками до момента, пока не были выделены средства на отечественный мобильный МХ. Не остановил это решение и долгосрочный прогноз отечественных специалистов, по которому американская МХ никогда не могла стать мобильной.
Стремление Д.Ф. Устинова поднять рейтинг Миноборонпрома СССР, открыло дорогу МИТ по созданию подвижных стратегических грунтовые ракетные комплексов, от которых отказались гранды Минобщемаша и…американцы.
Ассиметричным ответом США на развертывание ПГРК стала СОИ и многофункциональная спутниковая разведывательная система, переводящие гонку вооружений в высокотехнологичное русло. Полушку «Пискипера» они обменяли на грозный пятак «Сатаны», а не принятый на вооружение «Першинг-2» с дальностью 800 км. на комплекс средней дальности «Пионер» с РГЧ ин, ОТР «Темп С» и «Ока».
Инерция лавины миллиардов, направленной по ложному пути, сметает сегодня созданную в 1968 году централизованную, юридически оформленную систему промышленного надзора за стратегическими вооружениями, взаимной ответственность войск и промышленности за организацию, качество, технологическую дисциплину и безопасность работ на ракетных комплексах наземного и морского базирования.
Параллельно функционирует возглавляемая МИТ кооперация предприятий четвертого — пятого эшелона ОПК СССР, далеких от технологий космической отрасли. По информации заместителя командующего РВСН по вооружению Виталия Линника (ВПК № 26, 2008) в настоящее время из-за незавершенности испытаний «Тополя-М» 58 предприятий разработчиков и изготовителей под руководством МИТ проводят на головных объектах РВСН доводку эксплуатационно-технических характеристик, отрабатывают документацию и технологии выполнения работ.
Момент истины для МИТ наступил, когда выяснилось, что разработчики «Булавы», будучи специалистами по наземным ракетным комплексам, не имеют представления о старте ракет с находящейся в движении подводной лодки.
Некомпетентность в вопросах физики подводного старта породила уверенность в простом решении — отказаться от наземной отработки систем ракеты.
Это решение немедленно сказалось на результатах летных испытаний, так как при пусках с наземного стенда задействуются все системы ракетного комплекса и часть корабельных систем. Что позволяет выстроить информационное «поле» (или матрицу) для выявления отказов, обеспечения точности попадания в цель, надежности систем на подводном и надводном участках траектории полета ракеты.
Отказ МИТ отработать систему управления Булавы на комплексном моделирующем стенде ГРЦ для ракеты Р-29РМ и Синева имеет необратимые последствия. Тем более, когда в аварийных пусках систематически происходит потеря телеметрической информации, то рецепты лечения ракеты отсутствуют.
При утрате информационных данных палочкой-выручалочкой становится человеческий фактор,— некачественный монтаж пиропатронов разделения ступеней. О данном «инструменте» было известно давно до испытаний «Булавы».
Достижением отцов-основателей ракетостроения стало воплощение на практике понятия комплекс,— объект, состоящий из взаимосвязанных элементов.
Отказ в полете любого из этих элементов приводит к аварии или катастрофе. В отличие от известной песенки американских пилотов, продолжающих полет «на честном слове и на одном крыле», ракетная техника такой вольности не допускает.
Весьма странно поэтому слышать из уст специалистов Минобороны заявления о необходимости наземной стендовой отработки отдельных узлов и агрегатов до начала испытательных пусков Булавы в июне-июле этого года, хотя отказы системы управления – связующего звена изделия, можно установить только на комплексном моделирующем стенде при наличии обоснованной программы испытаний.
Условия наибольшего благоприятствования (финансирование, восстановление производства элементной базы на предприятиях России, адмресурс и право оценки научно-технического уровня предлагаемых разработок в ракетостроении) не смогли ликвидировать технологическое отставание МИТ глубиной в десятилетия.
Напротив, НПО автоматики, ГРЦ им. В.П. Макеева и Российское космическое агентство даже при административном противодействии синтезировали в процессе глубокой модернизации в ракете Р-29РМ (Синева) современные научно-технические достижения с использованием потенциала стендовой испытательной базы.
Методом исключения нетрудно установить, что слабым звеном в этой триаде служит МИТ. Как и в случае с МХ, где «Мартин-Мариетта» заняла место «Боинга», так и в эксперименте с «Булавой» провальный результат был заранее запрограммирован низкой технологической культурой производства. Избежать этой напасти могли космические КБ и предприятия, мобилизованные гением Сергея Королева на решение пионерных задач общечеловеческого масштаба.
Вспомним еще раз историю: простые административные решения всегда приводят к абсурду. Исход Цусимского сражения был предрешен, когда вопреки замыслу командующего русской эскадрой З.П. Рожественского в ее состав были включены старые корабли береговой обороны, сковавшие действия новых, с более высокими тактико-техническими элементами, способных противостоять японскому флоту. Причиной аварии на ЧАЭС и провала реформ служит безответственное и некомпетентное вмешательство руководства в сложные технические процессы.
Между словами и делами этих людей дистанция огромного размера. Можно сопоставить пропаганду «мирного атома» и заявление генерального конструктора МИТ о полной унификации «Булавы» для РВСН и для ВМФ, разорившее страну на миллиарды рублей и похоронившее морское ракетостроение.
За подобные инженерные просчеты проектант посыпает свою голову пеплом. А заодно делился этим веществом со строителем безоружных ракетоносцев.
По словам эксперта вашингтонского Института мировой безопасности Николая Злобина, «американцы исходят из того, что они, может быть, не самые умные люди в мире, но им повезло, и у них самая лучшая государственная система…». Позволившая в случае с МХ восстановить программными методами целесообразность с минимальными для экономики потерями.
Еще один госорган, по числу которых на душу населения Россия впереди планеты всей, не спасет от разрушительного вируса отраслевого монополизма. И, если в СССР прогресс ракетостроения потребовал разобрать на иголки новые крейсера и авиацию, то сегодня четверть военного бюджета стратегических ядерных сил держит на плаву загнавших себя в угол проектантов неработоспособных систем.
Остается возможность исправить эту ошибку по методу американских ковбоев.
Сергеев Олег Леонидович, канд. техн. наук, полковник
Макеев Сергей Викторович – журналист

Эту статью прислал мне мой добрый знакомый, ветеран РВСН и Генштаба Олег Сергеев. Предлагаю ее Вашему вниманию.

458
Комментарии (0)

Выберите из списка
2016
2016
2013
2012
2011
2010
2009