Марк Наумович БЕРНЕС (Нейман)

Марк Наумович БЕРНЕС (Нейман)

МАРК БЕРНЕС
Марк Наумович БЕРНЕС (Нейман)

Имя при рождении: Марк Наумович Нейман
Дата рождения: 25 сентября (8 октября) 1911 
Место рождения: Нежин, Черниговская губерния, Российская империя
Дата смерти: 16 августа 1969 (57 лет)
Место смерти: Москва, РСФСР, СССР
Гражданство: СССР
Профессия: Певец, актёр
Карьера: 1929—1969
Направление: Социалистический реализм

Марк Наумович Бернес (настоящая фамилия — Нейман; 25 сентября (8 октября) 1911, Нежин Черниговской губернии — 16 августа 1969, Москва) — советский актёр кино и исполнитель песен. Народный артист РСФСР (1965). Лауреат Сталинской премии первой степени (1951). Один из наиболее любимых артистов советской эстрады, выдающийся русский шансонье. Во многом благодаря Бернесу сложился золотой фонд отечественной песенной классики.

Биография
Марк Наумович Бернес родился в городе Нежин (ныне райцентр в Черниговской области Украины) в еврейской семье. Его отец Наум Самойлович Нейман был служащим в артели по сбору утильсырья, мать Фаня Филипповна — домохозяйкой. В 1916, когда ему было 5 лет, семья переехала в Харьков.

Юношей Марк поступил в харьковский музыкальный театр «Миссури» Н.Н. Синельникова, избрав сценическое имя Бернес. В 1929 окончил театральные курсы в Харькове. Тогда же 17-летний Марк приехал в Москву в надежде найти актёрскую работу. Здесь он работал статистом в нескольких театрах, в том числе Малом и Большом. В 1930—1933 в Московском драматическом театре играл небольшие роли, впоследствии считал своим учителем артиста Николая Радина.

С 1935 года снимался в кино. После эпизодических ролей («Заключённые», 1936 и «Шахтёры», 1937), последовали заметные роли в фильмах «Человек с ружьём» (1938), «Истребители» (1939), «Большая жизнь (1939)». Игра актёра отличалась обаянием и мягким юмором. Большую популярность Марку Бернесу принесли роли в фильмах о Войне. В фильме «Два бойца», он с поразительной задушевностью и простотой спел песню «Тёмная ночь» (музыка Н. Богословского, слова В. Агатова), а также стилизованную «под одесские песни» «Шаланды». Песни Богословского из фильмов («Любимый город», «Спят курганы тёмные», «Шаланды, полные кефали», знаменитая «Тёмная ночь») в исполнении Бернеса зазвучали по радио, были записаны на пластинки. Бернес продолжал сотрудничать с Никитой Богословским и записал ещё несколько его песен.

Первый публичный концерт Марка Бернеса состоялся в Свердловске в Доме офицеров 30 декабря 1943 года, после чего последовало концертное турне по Уралу. В Москве начал выступать с конца 1940-х годов, сначала на вечерах в Домах творческой интеллигенции. По радио в «Клубе весёлых артистов» от лица своего персонажа шофёра Минутки («Великий перелом», 1945) исполнял «Песенку фронтового шофёра» («Путь-дорожка фронтовая») Мокроусова, «В жизни так случается» Соловьева-Седого и др. Продолжая сниматься в кино, всё больше внимания Бернес уделял эстраде, которая давала ему широкий простор для реализации собственных замыслов. Стал принимать активное участие в создании репертуара. Предъявлял высокие требования и к музыке, и к стихам, долго и придирчиво работал с поэтами и композиторами. Из 82 песен репертуара Бернеса более 40 создано по его заказу или с его прямым участием.
В 1950-е—1960-е годы создал в кино сложные характеры людей с нелёгкой судьбой — таких, как Умар Магомет («Далеко от Москвы»), Чубук («Школа мужества»), Радионов («Они были первыми»).

17 сентября 1958 одновременно две центральные газеты начали травлю Бернеса. В «Правде» Георгий Свиридов в статье «Искоренять пошлость в музыке» подверг артиста несправедливым и тенденциозным нападкам. В «Комсомольской правде» в фельетоне А. Суконцева и И. Шатуновского «Звезда на „Волге“» рядовое нарушение Бернесом правил дорожного движения в максимально мрачных тонах подавалось как «поведение, недостойное советского артиста». Следствием этих и нескольких последующих статей стало фактическое отлучение Бернеса от съёмок и записей на радио и грампластинки. Но с 1960 года голос Бернеса снова зазвучал по радио (заглавная песня популярной воскресной передачи «С добрым утром!» (О.Б. Фельцман, стихи О. Фадеевой).

В 1960 на стадионе в Лужниках в программе Московского мюзик-холла Бернес впервые исполнил песню «Враги сожгли родную хату» Матвея Блантера на стихи Исаковского. Написанная за 15 лет до того, в 1945, и лишь однажды прозвучавшая тогда по радио, она обрела в лице Бернеса интерпретатора, раскрывшего весь трагизм произведения и сделавшего песню широко популярной.
В 1961 режиссёр Павел Арманд первым нарушил запрет на приглашение Бернеса в кино, сняв его в небольшой роли в своём фильме «Чёртова дюжина».

В последующие годы Бернес снова успешно работал, гастролировал в Польше, Югославии, Чехословакии, Румынии, Болгарии, получая множество восторженных откликов СМИ. Выступал на английском телевидении. В его репертуаре появились песни «Москвичи» (Андрей Эшпай — Евгений Винокуров), «Если бы парни всей земли» (Соловьёв-Седой — Долматовский), «Я люблю тебя, жизнь» (Эдуард Колмановский — Константин Ваншенкин), «Хотят ли русские войны» (Колмановский — Евтушенко), «Я спешу, извините меня» (Я. ФренкельК. Ваншенкин) и др. В четырёхсерийном фильме «Щит и меч» (1968) за кадром в исполнении Бернеса прозвучала песня «С чего начинается Родина» (В. БаснерМ. Матусовский). 8 июля 1969 артист с одного дубля записал песню «Журавли» Яна Френкеля на стихи Расула Гамзатова в переводе Наума Гребнева.
Марк Наумович Бернес умер 16 августа 1969 года от рака лёгких. Похоронен на Новодевичьем кладбище (участок № 7). На похоронах звучали записи его песен.

Семья
Первая жена Бернеса (с 1932) Полина (Паола) Семёновна Линецкая (1911—1956), родившая ему дочь Наташу, умерла от рака. Вторая жена (с 1960) Лилия Михайловна Бодрова (1929—2006) привела в семью своего сына Жана. Наташа окончила Институт восточных языков при МГУ и в настоящее время живёт в США. Жан окончил операторский факультет ВГИКа и живёт в Москве.

http://www.encyclopaedia-russia.ru/article.php?id=451

ЛИЛЬКУ НЕЛЬЗЯ ЗАБРАТЬ С СОБОЙ. СЧАСТЬЕ МАРКА БЕРНЕСА
Воскресенье, 17 Августа 2014 г. 11:28 + в цитатник

Марк Наумович БЕРНЕС (Нейман)
Марк и Лилия вскоре после свадьбы, предположительно 1963 год

Марк Бернес ушел из жизни 45 лет назад, 16 августа 1969 года. Этого певца обожала вся страна. А он больше всего на свете любил свою Лилю — жену. Общих детей у них, к сожалению, не было. Наташа, дочь Бернеса от первого брака, и Жан, сын Лилии, опорой не стали. Наташа живет в Америке, а Жан изрядно потрепал матери нервы притязаниями на квартиру Бернеса на Малой Сухаревской площади.

…Сейчас нет уже и Лилии Михайловны. Я хорошо помню нашу последнюю встречу в той самой квартире Марка Бернеса. Она едва оправилась от двух инфарктов, но историю любви с Бернесом, который называл ее «моя лебединая песня», помнила в деталях. Ею она и жила…

«ЭТО НЕ КРЮЧКОВ…»

В свое время Лилия входила в пятерку самых блистательных девушек столицы. Коренная москвичка, она выросла в Студенческом городке — сейчас на этом месте стоит гостиница «Космос». После курсов стенографии и машинописи работала в госучреждениях, в системе Госснаба. Она была настолько привлекательна, что на нее оборачивались на улице. Однажды обернулся будущий первый муж. Люсьен, корреспондент журнала «Пари-матч», увидел ее на улице и потом два года разыскивал девушку по всей Москве.

А позже они случайно встретились на пляже в Серебряном Бору. Она уплыла далеко, он ее догнал и объяснился. Через два года она стала его женой. Ей казалось, что, сойдясь, люди начинают понимать друг друга и доверять. Но этого не было. К тому же свекровь… Она изводила ее рассказами о донжуанстве сына. И в сердце нарастала боль.

…От первого брака у Лилии родился сын Жан — муж назвал его в честь своего отца. Но ее чувства к мужу были прелюдией — главная мелодия ее жизни была впереди.

«1 сентября 1960 года мы с мужем повели нашего сына в первый класс — во французскую спецшколу в Банном переулке, — вспоминала она. — И я, увидев знакомое лицо (Марк тоже привел свою дочку в школу), сказала мужу: «Вот стоит Крючков». А Люсьен мне ответил: «Какой Крючков, это Бернес!» И представил нас друг другу…» Лилия не узнала кумира. Она не влюблялась в артистов. А потом случилось то роковое собрание в школе, на которое Бернес прилетел с гастролей. Чтобы увидеть ЕЕ.

«Он уже сообщал всем, что влюбился! А я-то этого не знала. Но в школе его дочка Наташа (она училась в одном классе с Жаном) иногда подходила ко мне и говорила: «Лилия Михайловна! Папа звонил, спрашивал, как вы себя чувствуете». Мне это казалось странным…» На собрании их посадили рядом, как сидели в классе их дети. После собрания Бернес предложил ей поехать к друзьям послушать диск Азнавура, ведь это было редкостью. Она поехала. Ничего не произошло, разве что домой она вернулась очень поздно. Но Бернес был не из тех, кто сдается.

«Потом Марк позвонил, пригласил меня на закрытые просмотры фильмов, которые не шли в прокате: Феллини, Антониони, Бергман… Это было такое счастье для советского человека! И так продолжалось довольно долго — сентябрь, октябрь… В общем, он так красиво за мной ухаживал. И в ноябре я ушла к нему…»

НЕ РАЗВОД, А ДЕТЕКТИВ

…Рассказывая мне об этом, она вздыхала. Не горько, нет. Как-то иначе, я не могла понять… Но вдруг Лилия Михайловна призналась, и от этого признания вся выстроенная в моей голове, да и изрядно растиражированная в СМИ история обоюдной любви с первого взгляда рухнула. Она сказала, что ушла к Бернесу не по безумной любви…

«Все непросто было. Я ведь и не знала, что он за человек. Я просто поняла, что я ему нужнее — у него дочка без матери растет, у нас будет семья, я буду ей матерью, а сын мой обретет отца, которого прежде не было дома. Чувства ко мне пришли потом».

…Уход оказался непростым. Свекровь, как выяснилось, была в курсе романа: подслушивала ее телефонные разговоры, но выжидала, чтобы потом иметь «козырь в рукаве».

Лилия лежала в больнице; приехав забирать ее оттуда, Люсьен спросил: «Это правда?» Она кивнула в ответ: да.

«И тогда началось… Он до пяти вечера возил меня по городу. Пугал, что бросится на машине в реку. Дома на Ленинском они с другом заломили мне руки назад. Велев «не рыпаться», он поехал к Бернесу. И предложил — пусть ОНА выберет…» Несясь в двух машинах по Садовому кольцу, они тормозили на светофорах, и Люсьен на каждом выкрикивал по вопросу: — Это вы ей посылали цветы без конца? Вы с ней спали? Бернес солгал тогда. Он просто понял, что если скажет «нет», что было правдой, то больше Лилию не увидит. Она уехала с Бернесом. И осталась в его доме на Сухаревской навсегда, став ему и женой, и коллегой.

«БУДЕШЬ РАБОТАТЬ СО МНОЙ!»

Бернес знал, что она училась на курсах французского, но «снял тему»:

— Никаких курсов, будешь со мной работать.

Возражений он не принимал. И вскоре она поехала в первую поездку с мужем на его творческие встречи. Она не стала менять фамилию. Просто прибавила Бернес после дефиса. И десять лет вела его встречи. …Мы говорили с ней долго.

Она перебирала все подробности пришедшей после брака любви, проживая каждый миг еще и еще раз. И была очень честна. Все было непросто. Марк был вспыльчив, но отходчив. Любил и требовал, чтобы за ним ухаживали. При этом, в отличие от многих коллег, рестораны и светскую жизнь не любил, не курил и не пил, рюмка коньяка уже была событием… Они жили крайне скромно: кроме квартиры и машины, у Бернеса по сути ничего и не было: на эстраде за концерт он получал 25 рублей, что было смешно — при его популярности. Лишь за два года до смерти гонорар повысили вдвое.

ПРОЩАЙ И… ЗДРАВСТВУЙ

Все последние годы жизни она думала о нем с бесконечной печалью. Будто лишь потеряв его, поняла, что на самом деле он значил для нее. И слушала «Журавлей». «Он очень долго держался. Но сразу правильный диагноз не поставили. Только после томографии выяснилось, что у него неоперабельный рак корня легких.

Он умирал в Кремлевке. От наркотиков отказался… Я стояла в ногах кровати, когда у него уже началась агония. И он сказал мне: «Уйди, тебе же тяжело!» Ничего не соображая, я повернулась, пошла куда-то, но он закричал страшно: «Куда ты?!» Он понимал, что уходит, и говорил врачам — они рассказали мне потом: «Если бы я мог Лильку взять с собой, я бы спокойно закрыл глаза»… Он умер 16 августа 1969 года. После смерти мужа Лилия добилась установления мемориальной доски на доме, в котором они жили.

Новой любви она так и не встретила. Брошенная ею фраза стала знаменитой: «За кого после Марка можно выйти замуж?» Ее не стало в августе 2006 года. Ей было 77 лет. В последние годы она почти не выходила из квартиры и смотрела в небо из окна. Там, где-то далеко, летели белые журавли из песни ее мужа. Она ждала, когда улетит — вот так же.

http://www.liveinternet.ru/users/3166127/post334124136/

1606
Комментарии (3)
  • 7 июля 2015 в 21:06 • #
    Давид Ш Гройсман

    Игра «на пятого»: киллер для Марка Бернеса

    1. КАК УЙТИ "ЗА СУХАРЯ"

    Вскоре после смерти Сталина рухнула и созданная им всеобъемлющая лагерная система. Окруженные колючей проволокой "острова архипелага ГУЛАГ' из ведения МВД передали в подчинение Минюста, который срочно приступил к массовому пересмотру дел, связанных с так называемыми политическими преступлениями. В результате сотни тысяч "незаконно репрессированных" начали выходить на свободу.

    В те же суматошные годы хрущевской "оттепели" объявили амнистию и для обычных уголовников. Но коснулась она, конечно же, не всех. Поэтому "воры в законе", оставшиеся, как говорится, "до упора" отсиживать сроки в "местах не столь отдаленных", старались заботиться о своей дальнейшей судьбе сами. Однако обычный побег справедливо считался в их среде слишком рискованным предприятием. Гораздо более удобным представлялся способ, который на блатном жаргоне получил название "уйти за сухаря".

    Суть его была, в общем-то, довольно проста. И сводилась к следующему. Пользующийся в криминальном мире авторитетом "уркаган" пытался попасть всеми правдами и неправдами на пересыльный пункт, где заключенные долго не задерживались, и охрана практически никого не помнила в лицо. Там он подыскивал готовившегося к освобождению "мужика" и "менялся с ним биографиями" — приказывал этому человеку откликаться за него на проверках, а сам, разумеется, делал то же самое за нового знакомого.

    Отказ от такого рода "предложения" по суровым воровским законам тех лет равнялся смерти. В связи с чем для "авторитета" главной "организационной" проблемой при подготовке подобного побега являлась смена фотографии на сопроводительных документах. Если ее удавалось разрешить, то он через непродолжительное время оказывался на воле. И гуляй, рванина!..

    В числе тех, кто сумел найти жертву — "сухаря", а затем, подделав "ксиву", выскользнуть из-за колючей проволоки, был и матерый бандит по кличке Сенька Лихой. Вышел он за ворота лагеря в середине октября 1958 года. Спустя неделю беглец уже добрался до Котласа, где в привокзальном буфете неожиданно встретил трех старых знакомых — таких же, как он сам, "законников", с которыми несколько лет назад "парился" в одном бараке.

    Приятели немедленно отметили встречу — хорошо выпили, поговорили "за жизнь", после чего сели перекинуться в картишки — в "буру". Все четверо оказались людьми очень азартными. Игра затянулась. Сеньке сначала везло, но в итоге он проигрался вчистую. И, в конце концов, рискнул последним своим достоянием — золотыми женскими часиками, украденными утром у зазевавшейся студентки.

  • 7 июля 2015 в 21:08 • #
    Давид Ш Гройсман

    2. НА КОНУ — "СУКА"
    Однако Лихому опять "не подфартило". Часики снова перекочевали в чужой карман. Но бандит уже не мог остановиться. Что называется, "закусил удила" и пошел ва-банк — предложил сыграть "на пятого".

    Ныне для большинства россиян эти слова непонятны. Но в те годы они вгоняли в дрожь и ужас миллионы законопослушных граждан, так как означали, что уголовник, пытаясь отыграться, хватается за последний, крайне опасный шанс — ставит на кон жизнь другого человека (пятого, если игра шла вчетвером).

    Здесь также надо заметить, что карточный долг для "коренных обитателей тюрьмы" являлся делом чести. Его требовалось отдать в кратчайший срок. Тот, кто по каким-либо причинам этого не делал, попадал в разряд "опущенных", и сегодняшний "авторитет" мог завтра запросто перебраться спать на парашу — в "петушиный угол".

    Иными словами, Сенька брал на себя экстремальное обязательство — в случае нового проигрыша лишить жизни того человека, на которого укажут его партнеры. Чаще всего для определения жертвы использовались варианты примитивного жребия. Например, выбиралась скамейка в скверике. И кто на нее садился первым — превращался в приговоренного к смерти. Далее все зависело уже от того, насколько хорошо преступник умел владеть ножом.

    Однако на сей раз блатные решили соригинальничать -сразу придумать для Лихого конкретную жертву. Сделал это самый авторитетный из них, назвавший кандидатуру артиста Марка Бернеса.

    Выбор пахана был не случаен. Уголовники, как и все советские люди той поры, страстно любили кино, и у них тоже были свои кумиры. Бернес как раз долгое время относился к числу главных экранных идолов "урок". Прежде всего он, еще до войны, снялся в первом советском фильме о заключенных, который так и назывался — "Заключенные". Его популярность в среде "блатарей" достигла пика после фильма "Два бойца", где актер играл уроженца Одессы, считавшейся родиной российской уголовщины. А исполнявшаяся им, согласно роли, песня "Шаланды, полные кефали" на полтора десятилетия попала в число популярных гулаговских шлягеров.

    Но в 1955-1957 годах Бернес снялся в двух детективных картинах — "Дело № 306" и "Ночной патруль". В первой он сыграл комиссара милиции, а во второй старого вора Огонька, завязавшего с преступным миром. Сегодня отождествление киношных героев с реальной жизнью может прийти в голову разве лишь безнадежному психбольному. А тогда люди были в массе своей наивнее и легко делали подобные обобщения. Таким образом, артист попал в разряд предателей — "сук", к которым в воровской среде относились крайне негативно.

    Отсюда и смертный приговор, вынесенный авторитетным "уркаганом". Он вскоре из предполагаемой перспективы превратился в грозный факт текущей жизни, поскольку удача к Сеньке не вернулась и бандит проиграл и эту партию.

  • 7 июля 2015 в 21:12 • #
    Давид Ш Гройсман

    3. ТАТУИРОВАННЫЙ "АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ"

    Вышеописанная игра состоялась 24 октября 1958 года. После чего жить Марку Бернесу осталось примерно неделю. То есть ровно столько, сколько требовалось Лихому для того, чтобы добраться на поезде от Котласа до Москвы и привести приговор пахана в исполнение.

    Преступный мир жесток даже к своим привилегированным членам. Другого выхода у Сеньки просто-напросто не было. Поэтому, скорее всего, известный советский киноактер и певец был бы убит осенью 1958 года. Если бы не его талант, который в полном смысле этого слова спас ему жизнь. Чисто случайно свидетелем этой "игры на пятого" оказался еще один бывший зек, являвшийся горячим поклонником творчества Бернеса. Настолько горячим, что он не побоялся рискнуть собственной судьбой, чтобы спасти своего кумира.

    Дело осложнялось тем, что, будучи сам блатным, в милицию этот человек идти не мог. Не имел он возможности опередить убийцу во времени или пространстве и иным способом. Железная дорога была единственным видом транспорта, связывающим те места со столицей. Но, к счастью, в Москве у него жил приятель, имевший телефон, что тогда в СССР вообще-то было большой редкостью. И на городском телеграфе Котласа удалось упросить телефонистку срочно соединить с абонентом без предварительного заказа переговоров.

    Столь удивительное совпадение благоприятных случайностей и помогло Бернесу узнать о нависшей над ним опасности. Актер, кстати, не сразу поверил этому предупреждению. Но столичный приятель его неизвестного ангела-хранителя (тоже не назвавший свое имя), видимо, хорошо знал повадки блатных и сумел доходчиво объяснить Бернесу, что ситуация очень серьезная. Он сообщил артисту кличку, приметы и примерное время прибытия в столицу Сеньки Лихого.

    После чего потенциальная жертва на следующий день пошла просить защиты в милицию. Начальник МУРа выделил для этого четырех оперов. Одного из них — мастера спорта по самбо, ранее охранявшего членов правительства, приставили к артисту в качестве личного телохранителя. А остальные контролировали подходы к квартире, из которой "объекту" категорически запретили выходить. Одновременно милиция по своим каналам начала проверку всех уголовников, прибывавших с разных направлений в Москву.

    Эти своевременно принятые меры в конечном итоге принесли результат — Лихого задержали на вокзале. Но бандит, помня о своем карточном долге, оказал отчаянное сопротивление и при задержании был убит.

    Ну а Марк Бернес после этого случая больше никогда не соглашался играть в кино уголовников. Ни хороших, ни плохих. Более того, в Советском Союзе после этого в течение шести лет вообще не снимались фильмы, как-либо затрагивающие проблемы преступности. Мир артистов тесен, и весть о приговоре одному из коллег мгновенно стала известна всем. Никто не хотел рисковать.

    Павел Дроздов
    ЗА решеткой, №2 2002 г. http://www.shansonprofi.ru/archiv/notes/paper219.html


Выберите из списка
2019
2019
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011