Павел Астахов: Защита журналиста - особая привилегия...

Павел Астахов: Защита журналиста - особая привилегия гражданского общества

Защита журналиста — особая привилегия гражданского общества

«Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо» — В.В. Маяковский.

Особые привилегии журналиста за многие сотни лет существования этой сложной профессии сводились, как правило, к праву первым погибнуть на передовой сражения, так же как первым получить и сообщить всему миру новость о великом открытии. Определяя место журналиста в современном мире, можно точно назвать его — авангард. Именно работникам пера, камеры и микрофона принадлежит особая роль в освещении жизни общества, сборе информации, её анализе и распространении. При такой важной общественно-значимой миссии журналист по-прежнему остается самым малозащищенным профессионалом, нуждающимся в поддержке тех, для кого и ради кого он рискует каждый день своей жизнью, здоровьем, свободой.

В дни начала суда над убийцами Анны Политковской Россию вновь встряхнула грустная весть об очередном нападении на журналиста. Михаил Бекетов остался жив только потому, что его вовремя нашли в тяжелейшем состоянии и пытаются спасти. Вопрос, на который нет и невозможно найти ответ — когда остановится насилие над журналистами? — тревожит сегодня в равной степени и журналистов, и общество, и государство. Глупо и низко предполагать, что волну насилия в отношении СМИ и журналистов поднимает власть. При всей прохладности в отношениях между ними, они обречены на сосуществование и нуждаются друг в друге. Поэтому власть виновата в нападениях на журналистов ровно настолько, насколько отвечает за состояние преступности в обществе и не принимает меры к ее ликвидации.

Вопрос не в каком-то особом пренебрежении к журналисту, а в том, что жизнь человека стоит непозволительно мало. А жизнь человека с телекамерой, фотоаппаратом и блокнотом вообще может ничего не стоить, если журналист лезет в горячие точки и горячие темы. Обратите внимание, что страховые компании даже не хотят страховать тех, кто отправляется в военные командировки. Точно так же уже приучили считать смертниками журналистов, освещающих самые острые, сложные, скандальные, политические темы. Мы каждый год теряем лучших из лучших: Влад Листьев, Юрий Щекочихин, Георгий Гонгадзе, Пол Хлебников, Анна Политковская, Дмитрий Холодов, теперь Михаил Бекетов. Список открыт. Он не иссякнет до тех пор, пока не прекратится повальное обвинение журналистов во всех тяжких грехах. Про войну писать нельзя, про террористов запрещено, про кризис нельзя. Коммерсанть в 2003 году написал так два года мы ходили по судам и отсуживали обратно 11 миллионов долларов. Волна насилия над журналистами не остановится, пока власть и общество не примут действительно эффективных правовых мер.

Журналист может и должен писать на любую тему. Регулировать темы может только сам автор. Иначе журналистика погибнет. В чем же задача общества и государства в такой ситуации? Журналист, по убеждению ЕСПЧ, является проводником между людьми и государством, всегда чутко стоящим на страже интересов общества. Если не будет объективной, свободной и честной журналистики, то общество никогда не узнает правды о власти, о том, как и кто управляет государством, о том, как мы живем и для чего живем. И живем ли вообще. Государство же без открытого диалога с обществом через СМИ и журналистов никогда не станет ни народным, ни демократичным, ни правовым. Мудрое государство должно иметь не только тысячи глаз и ушей, но и миллионы уст, которые вещают о состоянии здоровья этого сложного организма, об актуальных проблемах, о заботах, успехах, планах, результатах, удачах и неудачах. Короче говоря, обо всем, что называется современной жизнью и из чего складывается журналистика.

Об этой особенной государственной заботе свидетельствует и существование специального закона. Закон «О СМИ» — это свод правовых норм и правил, по которым государство предлагает журналисту выстраивать свои отношения, как с отдельными гражданами, так и с большими коллективами, предприятиями, органами власти и государством в целом.

Задача государства сводится к тому, чтобы: обеспечить безопасность работы журналиста. Если этого не происходит, то должны включаться дополнительные средства. Прежде всего, уголовный закон. Однако примеры применения уголовного закона, к сожалению, выглядят однобоко. Во всем мире существует тенденция декриминализации ответственности журналистов по специфическим «профессиональным» статьям. Так, например, из уголовных кодексов Европы уходят статьи «Клевета» и «Оскорбление». Это не значит, что за нарушения подобного свойства не надо привлекать к ответственности. Но для этого вполне достаточно дисциплинарных мер, административных, гражданско-правовых, имущественных и неимущественных. В решениях Европейского суда можно найти ответы на все волнующие прессу и общество вопросы. Об особенной роли прессы в жизни любой страны, о широких рамках обсуждения поведения чиновников, о необходимости и допустимости резких критических высказываний в адрес правительства, о допустимости некорректного сравнения, о возможности преувеличения в процессе обсуждения публичного деятеля, и даже о возможности провокации. Там же обозначены наиболее применимые и достаточные формы взысканий со СМИ и журналистов за нарушение чужих прав. Это, конечно же, само решение суда о признании нарушения, это право на опубликование ответа, также как и право на опровержение. Помимо этого, в отличие от российского законодательства, ЕСПЧ дает возможность приносить извинения за совершенное нарушение.

Однако за последние годы в нашей стране, по каким-то невероятным причинам, ответственность журналиста не ограничивается перечисленными мерами, а наоборот, растет количество возбужденных уголовных дел по указанным статьям. Естественно, не все они доходят до вынесения приговора, но с учетом нашей специфики предварительного расследования и отношения к правам лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, само по себе уголовное преследование уже крайне суровое наказание для журналиста, который на долгое время лишается возможности свободно заниматься профессией.

Учитывая такую негативную, разрушительную для СМИ практику, руководители правоохранительных органов должны тщательно пересмотреть отношение своих ведомств к «журналистским делам». Генеральной прокуратуре желательно вместо анализа освещения газетных публикаций про «кризисные явления в мировой экономике» заняться скрупулезной проверкой возбужденных уголовных дел в отношении журналистов. Если есть журналисты, находящиеся под арестом по обвинению в совершении преступлений, прямо связанных с исполнением профессионального долга, их необходимо освободить.

Ведь вопреки складывающейся у нас практике, ЕСПЧ требует не накладывать на журналистов «разорительных взысканий», «не разорять и не закрывать СМИ», «не запугивать журналистов» подобными мерами, дабы не отвратить от исполнения особой общественной миссии по распространению информации.

Напротив, введенная в новый уголовный кодекс в конце девяностых статья об уголовной ответственности за воспрепятствование законной журналистской деятельности (ст.144 УК РФ), оказалась мертворожденной. Нет уголовных дел, но есть нападения, убийства, расправы. Журналисту разбивают камеру, не пускают на предприятие, вырывают микрофон, бьют на глазах общественности, закрывают газету, разоряют, убивают, но ни один прокурор или следователь не озаботился тем, чтобы оперативно дать юридически верную квалификацию преступным действиям против журналистов. Это при том, что на наших глазах происходят сотни подобных случаев, а санкция за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо отказу от распространения информации — штраф до 80 000 рублей. При том, что по ст. 129 «Клевета» (ч.3) можно посадить на срок до трех лет.

В вопросах защиты журналистов, мы, к сожалению, снова бьем отрицательные рекорды. Да, наверное, на общее количество преступлений против личности, приходится не так много «журналистских», но каждое из них вызывает крайне болезненный резонанс, бьет по репутации государства, разрушает все наши достижения и низводит все общие усилия на «нет».

Если мер существующих недостаточно, надо усиливать ответственность, и вводить новые по защите журналистов. Для защиты, если ее недостаточно, все средства хороши!

В этой связи актуальным могло бы стать введении поправок в уголовный кодекс специальных норм об ответственности за вред, причиняемый журналисту при выполнении им своей миссии. В статью 63 УК РФ «об обстоятельствах, отягчающих ответственность за совершенное преступление» — нормы об отягчении ответственности за преступление, совершенное против журналиста. Причем это не требует специальных изменений, поскольку есть ч. «ж» — «совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга». Необходимо дать толкование этой нормы, чтобы ее действие распространить на журналистов. Если нападение совершается на милиционера, то преступник отвечает за совершение квалифицированного преступления. Точно также закон должен рассматривать и действия против журналиста. Не просто возбуждать уголовное дело по факту нанесения побоев, причинения телесных повреждений, убийства журналиста, а сразу же рассматривать как квалифицирующий признак — преступление против журналиста. При вынесении приговора учитывать эти обстоятельства и выносить более суровое наказание.

Неработающий закон нуждается в поправке. Необходимо ввести дополнения в виде усиления наказания за противодействие журналистской деятельности, и ввести дополнительную квалификацию о совершении указанных действий с применением насилия, установив наказание исключительно в виде лишения свободы на срок, предусмотренный уже существующими аналогичными нормами в отношении государственных, общественных деятелей, лиц, осуществляющих правосудие, сотрудников правоохранительных органов, т.е. от 12 до 20 лет лишения свободы или пожизненно.

Для этого срочно необходимо ввести отдельную специальную статью «Посягательство на жизнь журналиста» (ст. 144 прим.). По подобию ст. 277 «Посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля» (наказание — лишение свободы на срок от 12 до 20 лет, либо пожизненное лишение свободы), 295 УК РФ «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование» (причем к ним закон относит и судью, присяжного заседателя, прокурора, следователя, дознавателя, защитника, эксперта, специалиста, судебного пристава, а равно их близких). Наказание аналогичное — от 12 до 20 лет лишения свободы, либо пожизненно. И еще одна аналогичная ст. 317 УК РФ «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа» и санкция такая же — от 12 до 20, либо пожизненно.

Аналогичная норма необходима и для защиты журналистов. Они тоже выполняют общественную миссию и каждый журналист — общественный деятель. Журналистское расследование порою более скрупулезное, объективное, всестороннее, полное и правдивое. И за подобные расследования в свое время сложили голову наши коллеги.

Поднял руку на журналиста — будь любезен пройти в тюрьму. Только так можно хотя бы притормозить волну насилия.

Только так государство, законодательная и судебная власть могут хотя бы выказать свое отношение к преступлениям против журналистов, а не закрывать глаза на варварские расправы.

К общественным мерам защиты журналистов следует отнести все формы общественного контроля и помощи журналистам. Общественная палата может помочь не только обсуждением проблемы и осуждением нарушителей, но и методически и юридически.

Мы уже выпустили справочник СМИ. Этого, естественно, недостаточно, чтобы решить проблему в корне, но, по крайней мере, является вкладом в общее дело помощи. Следующий шаг — создание Центра правовой защиты и помощи журналистам. На весну мы планируем такую акцию. Это тоже весьма нужная и полезная работа. Поэтому я призываю всех и каждого сделать что-то полезное для журналистов. По возможностям, по силам. Не оставлять без внимания ни одного случая нападения на журналистов, стремиться выработать в обществе абсолютную нетерпимость к насилию над журналистами.

Нельзя за статью убивать, за телесюжет сажать и судить, за радиокомментарий уничтожать и разорять. Эта практика порочна, недопустима и разрушительна для общества.

В деле А. Политковской имеется обвинительное заключение, в котором излагается суть преступления. Поразила меня в нем фраза из приводимого дословно разговора организаторов убийства: «Предстоит поработать по СМИ». Цинично и жестоко. Но факт остается фактом — бандиты еще долго будут воспринимать уничтожение журналистов как «работу». До тех пор, пока власть будет закрывать глаза на расправы и не поймет, что ее враги — это не те, кто честно пишут и рассказывают о недостатках, а те, кто их пытаются замаскировать и устранить принципиальных критиков. Недаром великий стратег и полководец Наполеон Бонапарт I утверждал, что «Одна газета лучше тысячи штыков».

Павел Астахов, адвокат, доктор юридических наук, сопредседатель Всероссийского Совета «Инициативных групп в поддержку Путина», член Европейского (Брюссельского) Арбитражного Суда

Источник: Кремль.Орг.

279
Комментарии (5)
  • 22 декабря 2008 в 19:31 • #
    Александр Альбертович Калмыков

    >"Предстоит поработать по СМИ". Цинично и жестоко. Но факт остается фактом - бандиты еще долго будут воспринимать уничтожение журналистов как "работу".<

    Килеры свою деятельность называют работой. Это верно - если понимать работу как рабство. Это социальное растление, если называть килеров и проституток профессионалами. Так что же такое работа в современном понимании? Впрочем убийство журналистов наверное стоит приравнять к убийству милиционеров. Этим выровняется статус закона формального и общественного.

  • 23 декабря 2008 в 23:13 • #
    Джульета Джантеева

    Неугодных журналистов уберут при любых обстоятельствах независимо от статуса. По-моему, милиционеров, с их "статусом" или депутатов "с неприкосновенностью" не меньше убивают. Поэтому, нужно просто вести жесткую борьбу с преступностью.

  • 23 декабря 2008 в 03:02 • #
    Владимир ЧЕРНЫШЕВ

    Вроде бы закон нас, журналистов, охраняет: свобода слова гарантирована, цензура запрещена, законоположения существуют, ст. 144 УК РФ есть и т.д. Союз журналистов по фактам неправомерных действий ОМОНа в Приморье принципиально ставит вопросы... Недавно Президент РФ Д.А.Медведев обязал суды "делиться" информацией, т.е. всё меньше остаётся закрытых от гласности уголков...

    А вот ощущение несвободы сохраняется. Почему? Может, потому что мы сами боимся своей свободы?

    Или поставить законодателей перед лицом фактов: смертность российских журналистов примерно равна смертности в МВД. Иными словами, отправляясь на профессиональное задание, журналист вправе иметь боевое оружие самозащиты?

    Клянусь, терроризма вообще не будет, ибо спецслужбам даже в кошмарном сне не приснится никто страшнее террориста, чем разъярённые журналисты. Тут уж ясно, что медалей, повышений, премий, квартир и прочих благ наверняка не будет.

    Систематическое повторение фактов нападений на журналистов доказывает, что нам нужны свои журналистские войска!

  • 23 декабря 2008 в 10:59 • #
    Светлана Крус Мендоса

    Отстреливают предпринимателей, отстреливают депутатов, отстреливают журналистов... Не говоря уже о бытовых убийствах. Пока имеется почва для того, чтоб взять пистолет и выстрелить/заложить бомбу в машину и т.п. - это неискоренимо.

  • 28 декабря 2008 в 22:38 • #
    Оксана Саидова

    Присоединяюсь к общему мнению. Вряд ли поправки в Уголовный кодекс полностью изменят ситуацию...


Выберите из списка
2018
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008